На главную Статьи Книги Гостевая Для авторов

 

Юрий Романов

Юрий Романов

Москва 13.5.1939г. - Одесса 24.12.2015г.

Ведущий научный сотрудник, заведующий отделом исследования переменных звезд астрономической обсерватории Одесского государственного университета им. И.И.Мечникова.

Проректор по научной работе Одесского университета;

Член Международного астрономического союза комиссий по пульсирующим переменным звездам и лучевым скоростям. Председатель межотраслевого комитета по охране окружающей среды Одесского областного правления Союза научных и инженерных обществ СССР.
Член Европейского союза по защите побережья Черного моря.Член Украинской экологической академии наук.Член Всеукраинской Экологической Лиги.
Выдвинут кандидатом в Народные депутаты пленумом Одесского областного правления Союза научных и инженерных обществ СССР. В 1990г. избран Народным депутатом Украины (первый созыв). Входил в депутатскую группу "Центр". Отмечены ВР Украины особые заслуги перед государством.

Председатель подкомиссии, зам. председателя Комиссии ВР Украины по вопросам экологии и рационального природопользования. Кандидат физико-математических наук.

Это имя во времени и пространстве неразрывно связано с именем крупнейшего советского астронома, выдающегося исследователя переменных звезд, члена корреспондента Академии наук УССР, доктора физико-математических наук, профессора Владимира Платоновича Цесевича.

Их жизненные пути пересеклись в 1944 году. Владимир Платонович вернулся из эвакуации с Одесским институтом холодильной промышленности в Одессу. Отец Юрия Сергеевича, Сергей Иванович Романов, строитель московского метро в молодости, майор медицинской службы, со своей семьей прибыл в Одессу с Кавказа в составе соединения мино-торпедных тральщиков, в котором прослужил всю войну. Для них война продолжалась, но теперь они должны были чистить Черное море от мин своих и чужих.


Сергей Иванович Романов.



Поселилась семья на ул. Воровского,5 в двух кварталах от парка им. Шевченко, постоянного места их детских прогулок и игр, где располагалась астрономическая обсерватория, которую возглавил Владимир Платонович.

Любознательный, живой парнишка не мог обойти вниманием загадочное место в парке, с куполами, окруженное мощным забором, охраняемое двумя крупными собаками породы английских догов. Попасть на эту территорию самостоятельно было совершенно не реально. Пока было счастливое детство на развалинах послевоенной Одессы, на море и в парке Шевченко и стайкой голубей на балконе.


Держать стаю домашних голубей у одесских мальчишек было нормой



И только в старших классах школы, в 1954 г., когда на обсерваторию стали приглашать экскурсии, Юра туда пришел и стал заниматься астрономией в группе школьников, в секции Одесского отделения Всесоюзного астрономо-геодезического общества (ВАГО).

Они наблюдали переменность блеска у пульсирующих звезд, изучали с телескопом и зарисовывали поверхности Луны и Марса. Владимир Платонович, страстный энтузиаст своего дела, всегда стремился привлекать молодежь в астрономию, читал популярные лекции везде, где их организовывало общество «Знание» и, конечно, приветствовал создание такой группы на обсерватории. Наряду с изучением звездного неба и знакомства с яркими объектами, ребята вели наблюдения с помощью телескопа за поверхностью Марса, картина которой меняется часто. Вечерами на обсерватории всегда суетилась стайка серьезных мальчиков и девочек. Для кого-то астрономия становилась делом всей жизни. Остальные с благодарностью вспоминают время, проведенное на обсерватории. К сожалению, этот пласт молодежной жизни обсерватории до сих пор подробно никем не освещен, как и, в целом, работа ВАГО в Одессе.



Увлекшись интересным делом, Юра все свободное время проводил на обсерватории. Пройдя эту школу в ранней юности, как и Владимир Платонович, он очень хорошо знал звездную карту неба, легко в ней ориентировался. Опыт работы с телескопом потом тоже пригодился. Естественно, после окончания с серебряной медалью мужской школы № 101 в 1956 г. дорога была одна, на физический факультет Одесского университета им. И.И. Мечникова, где к тому времени была сформирована кафедра астрономии. На втором курсе в 1957 году начинается очень серьезная работа по наблюдению искусственных спутников Земли по программе Международного Геофизического Года. На обсерватории для этой цели создается станция со специальным оборудованием под руководством Нечаева. Заместитель у него был Романов. С его участием было подготовлено около 600 наблюдателей ИСЗ на трубках АТ-1. Наблюдатели - студенты физико-математического, географического, химического и других факультетов.





АТ-1 - астрономические трубки - то с чем начинались наблюдения.

Трубки зенитных командиров (ТЗК) стали персональными телескопами для астрофизиков того времени.


Им была разработана и впоследствии внедрена на других станциях наблюдений ИСЗ по всему Союзу методика засечки на звездах прохождения ИСЗ с помощью трубок ТЗК (трубка зенитного командира, спасибо друзьям-армейцам), что значительно упростило, ускорило и повысило точность определения координат спутников.

С объективностью очевидца могу сказать, что мы, наблюдатели, в буквальном смысле пересели с "брички" в "мерседес" с началом использования трубок ТЗК. Аналогичная работа проводилась на станции наблюдения ИСЗ в Оренбургском Педагогическом институте (в котором я , Фенина З.Н. тогда училась) под руководством Олега Федоровича Кабардина (1933-2011гг). Олег Федорович Кабардин - кандидат физико-математических наук, доктор педагогических наук, профессор, Отличник Народного Просвещения РСФСР, Отличник Просвещения СССР,был награжден медалью им. К.Д.Ушинского, медалью «За трудовую доблесть». Подробнее о нем можно прочитать на livelib.ru: https://www.livelib.ru/author/183970-oleg-kabardin#Биография). Как показала жизнь, он был одним из лучших наших современников.

Появилась возможность удобнее следить за спутником, выбирать наиболее выгодную позицию. Вообще, увидев в небе какой-то неизвестный спутник, "поймать" его, определить координаты. Такая работа иногда выполнялась.За это и приходили правительственные телеграммы с благодарностью. Как правило,это были потерянные объекты.


Студенты и аспиранты на фоне здания одесской обсерватории. Романов в центре.



Работа по наблюдения за спутниками активно проводилась практически каждую ночь, часто утром и вечером. С годами число энтузиастов таяло, а количество спутников росло, и начальнику станции приходилось работать за себя и за того парня. Были случаи, когда Романов брал десять секундомеров одновременно, чтоб засечь 10 точек в прохождении спутника. Потом по памяти возвращался к этим точкам, чтобы определить их координаты и отправить соответствующую телеграмму в центр по управлению этой программой, под названием «Космос». Оценить такую виртуозность может только тот, кто сам получал хотя бы одно наблюдение. Романов никогда не выходил на наблюдения с одним секундомером. Они были у него во всех карманах.

Зачастую наблюдатель, засекший одну точку, стоял и ждал ( и на том спасибо), когда подойдет Романов и отождествит ее положение на звездной карте. Эта сложнейшая работа проходила очень буднично и слегка поощрялась финансово Астросоветом. Часто на обсерваторию приходили телеграммы с благодарностью, если находился потерявшийся космический объект. В особых случаях телеграммы были на правительственных бланках. Дружба с космонавтами продолжалась всю жизнь.


Юрий Романов вместе с космонавтами - отцом и сыном - Скворцовыми Александрами Александровичами



Фотография команды второго полета Александра Скворцова младшего с автографами космонавтов и с дарственной надписью Юрию Романову


Руководителем центра в Москве от Астросовета была Алла Генриховна Масевич.


Алла Генриховна (в центре) вместе с коллегами (акад. А.А. Михайлов (слева), проф. Д.Я. Мартынов (справа)



1957-1958 годы ознаменованы проведением грандиозного международного научно-исследовательского мероприятия, в котором участвовало более 50 государств. Проблемы включенные в программу этого мероприятия, получившего название Международного геофизического года, многочисленны и многообразны. Их свыше ста.

Организован он был Международным советом научных союзов при ЮНЕСКО. МГГ продлился с 1 июля 1957 года по 31 декабря 1958 года. В задачи, которые должны были решаться в период МГГ входили: строение твердого тела Земли, всех слоев ее атмосферы, структура Солнца и особенности ее атмосферы, метеоры, искусственные спутники Земли и т.д. Во время МГГ был открыт пояс Ван Аллена (магнитный пояс Земли ) Немедленно было решено взорвать там водородную бомбу, чтобы посмотреть, можно ли искусственно вызвать северное сияние. Взорвали. Нарушили магнитное равновесие. Как это сказывается на земной атмосфере теперь пока не известно. Несомненно, лучше бы над этой проблемой думали теоретики. И им работа и Земле спокойней.

Юрий Сергеевич был награжден специальным знаком (значком) за участие в наблюдениях ИСЗ по программе МГГ (Международного Геофизического Года 1957), грамотами и другими значками за руководство наблюдениями ИСЗ. Он очень дорожил этим значком и, почти всегда носил его на лацкане пиджака. Мало кто знал, даже в астрономических кругах. что это за значок, и какой "кровью" он полит. То, что их в природе было меньше чем депутатских – это факт.


одна из редчайших наград в научной сфере

Дипломная работа Романова была посвящена исследованию пульсирующей переменной звезде RZ Лиры. Сложнее объект выбрать трудно. Меняется в атмосфере этой звезды все, что может меняться: блеск, высота и положение максимума блеска, максимум всегда двугорбый.При этом колебание имеет два периода, основной и эффекта Блажко. Наблюдательный материал безупречного качества получен им в Грузии в Абастумани на камере Шмидта. Комментировать работу не буду, она опубликована.

Пленка с экспозицией RZ Лиры имеет в диаметре 5 см. Кроме основного объекта на ней оказалось еще пять неправильных и полуправильных звезд. Эти объекты являются промежуточными между пульсирующими и стационарными звездами. Без их исследований невозможно понять природу возникновения и окончания пульсации звездных атмосфер. Обработка этих наблюдений досталась мне (Фениной З.) в качестве дипломной работы, плюс аналогичные материалы на пластинках семикамерного астрографа Одесской обсерватории порядка 900 штук. В задание еще входило исследование фотографической и визуальной системы всех семи камер.Основная задача была получить показатель цвета, т.е. температуру атмосферы и положение ее на диаграмме спектр-светимость в каждый момент наблюдения и составить общую картину характера поведения звездной атмосферы в целом.

Колоссальный объем работы вымотал меня физически и когда после защиты Владимир Платонович предложил аспирантуру, я отказалась. Надо было готовится к вступительному экзамену по немецкому языку (мой ночной кошмар). Это уже было выше моих сил. Короче, время для аспирантуры еще не пришло.Результаты дипломной работы Владимир Платонович включил в свою публикацию по полуправильным звездам. Он сам мне об этом сказал.



После окончания университета в 1961 году Романов был принят в ОГУ на должность научного сотрудника астрономической обсерватории. Он занимался исследованием переменных звезд и принимал участие в строительстве павильонов для астрономических инструментов на наблюдательной станции в с. Маяки. В этом же году Владимир Платонович перевел его на должность ассистента кафедры астрономии и начальника станции наблюдений ИСЗ №1036. Продолжение тема спутников получила через много лет,когда появились геостационарные спутники.

Из воспоминаний П.П.СУХОВА, кандидата физ-мат наук.
Могу сказать, что из первой когорты учеников В.П. Цесевича, Юрий Сергеевич имел самые большие научные связи, плюс к этому имел статус депутата Верховного Совета Украины первого созыва. Он обладал самыми большими возможностями для привлечения дополнительного финансирования для нашей обсерватории.

Круг его научных интересов был широкий. Он имел способность предвидеть и развивать перспективные прикладные направления. В начале 1983 года, по моей инициативе и с разрешения В.П.Цесевича, АО приобрела две очень дефицитные телевизионные установки типа „Интроскоп”. Мною, при участии коллег-электронщиков (В.Н. Иванов, Р.А. Чайчук, В.В. Драгомирецкий), эти установки были модернизированы под прикладные астрономические задачи: обнаружение и контроль движения ИСЗ вдоль видимой траектории полета, регистрация и вычисление координат геостационарных спутников (ГСС).

Геостационарная орбита находится на высоте около 36 тысяч км. от поверхности Земли.Она обладает уникальными свойствами. Спутник, выведенный на эту орбиту,будет постоянно "висеть" над одной точкой планеты. Достаточно 3-х геостационарных спутников,чтобы держать под контролем почти всю поверхность планеты.Естественно, что первыми, кто воспользовался таким свойством орбиты так это военные. Но ГСС имеют слабый блеск, 12-15 звездной величины.

Чтобы обнаруживать и вычислять видимые экваториальные координаты спутников в обсерваториях СССР применялся малооперативный фотографический метод. ТВ трубки класса суперизокон имели и до сих пор имеют непревзойденную высокую чувствительность, что позволяет повысить проницающую способность телескопа и во много раз повысить оперативность определения координат. Многие обсерватории страны, привлекавшиеся МинОбороны СССР, принимали участие в наблюдениях высокоорбитальных ИСЗ в интересах этого министерства. Такие работы хорошо финансировались заказчиком. На то время из астрономических учреждений ТВ установки имела только АФИ им. Фесенкова (Алма-Ата). А у нас было две такие дефицитные ТВ установки.

В 1990 г., во время выборов нового директора одесской АО, я активно поддерживал кандидатуру В.Г. Каретникова. В итоге зав. отдела космических исследований Медведев Ю.А. он же бывший директор АО не зачислил меня в штат этого отдела. Благодаря моим хорошим отношениям с легендарным сотрудником Ю.Д. Руссо и по его рекомендации Ю.С. Романов зачислил меня в штат отдела переменных звезд для продолжения работ по тематике ГСС.

Летом в 1990 г. модернизированная ТВ установка была установлена в Маяках в фокусе телескопа системы Кассегрен АЗТ-3. Совместно с Ю.Д.Руссо, во время пробных сеансов наблюдений, была продемонстрирована ее высокая оперативность и высочайшая результативность в течение ночи наблюдений. За одну ночь, в видимой экваториальной полосе неба нами было визуально зарегистрировано около 40 ГСС. Это практически все ГСС до 15 зв. величины. При фотографическом методе для этого потребовалось бы более недели. Присутствующий на наблюдениях Ю.Д. Руссо был удивлен фантастической результативностью, о чем он с восторгом доложил Ю.С. Романову. В 1990г. В Ужгороде, на ежегодной всесоюзной конференции по контролю движений высокоорбитальных объектов мною был сделан доклад о результатах применения ТВ установки в Одесской астрономической обсерватории. На конференции присутствовали представители Минобороны. Они заинтересовались нашими перспективными возможностями. В начале 1991 г. на Крещенские морозы в ОАО приехал эксперт из Москвы на предмет инспекции наших инструментов, техники, сотрудников для включения в наземную сеть СССР оптического слежений ГСС с последующим финансированием.

Летом 1991 г. совместно с потенциальным заказчиком в ОАО был проведен пробный сеанс отработки методики наблюдений, обработки результатов наблюдений и взаимодействия с Центром Контроля Космического Пространства СССР. Но к моменту проведения пробного сеанса у меня с Ю.С. Романовым сложилась конфликтная ситуация. Причина конфликта заключалась в том, что в случае заключения договора с заказчиком (а всё шло к этому) мне отводилась роль простого исполнителя работ с минимальной зарплатой м.н.с. А научным руководителем и ответственным исполнителем работ назначались сотрудники, которые не имели квалификации в области ТВ наблюдений и обработки результатов. Мне отводилась роль наблюдателя, обработка результатов, обучение сотрудников методики ТВ наблюдений, взаимодействие с ЦККП. Т.е. практически вся ответственность ложилась на меня при минимальной зарплате!

Естественно, с таким раскладом я был категорически не согласен. ТВ установку с АЗТ-3 я демонтировал и перенес на 30-см Ричи-Кретьен телескоп, который был установлен на трубе неработающего 60-см Ричи-Кретьен телескопа. Этот телескоп был изготовлен для задач отдела малых тел солнечной системы, которым рук. проф. Е.Н. Крамер, куда я был зачислен в штат. Следует отметить роль Ю.Д. Руссо, который пытался неоднократно убедить Ю.С. Романова в том, что он не справедлив по отношению ко мне. Но, Ю.С., даже уважая мнение Ю.Д. Руссо, своё решение долго не менял. Но когда, ему стало известно, что я вместе с ТВ установкой ухожу из отдела ПЗ в отдел малых тел, - он согласился на мою роль отв. исполнителя. Но его решение запоздало.

К сеансу пробных наблюдений с потенциальным Заказчиком в ОАО готовились две группы. Первая группа отдел ПЗ, в составе: Ю.Д. Руссо, А.Гладырь, А.И.Мовчан использовала фотографичекий метод на 50-см телескопе АЗТ-3. Вторая группа отдела малых тел в составе: П.П.Сухов, С.В.Подлесняк, Л.Я.Скобликова работала ТВ методом на 30-см телескопе. За 3 недели до начало сеансов в Маяках я поломал обе руки. На руки был наложен гипс и, естественно, участие второй группы было под большим вопросом. Но за неделю до начало сеанса я преждевременно снял гипс с одной руки. С одной рабочей рукой и с помощью С.В. Подлесняка ТВ установка была размещена в фокус 30-см телескопа. Затем настроена так, что проницающая способность по звездам была до 15.5 зв. величины за время накопления 0.02 сек. На экране монитора практически мы видели любой ГСС в реальном масштабе времени. К началу сеанса группе во главе с Ю.Д. Руссо не удалось обнаружить ни одного ГСС, предложенного потенциальным Заказчиком, мы же видели все ГСС. Из уважения к Ю.Д. Руссо мы дали отсчеты с лимбов телескопа нескольких ГСС на телескоп АЗТ-3.

Только после этого они смогли точно навестись и обнаружить геостационарные спутники. Не помню, вычислили они экваториальные координаты этих ГСС. Наша группа отработала хорошо. По нашим данным ЦККП надежно отождествили ГСС по элементам орбиты. Это означало, что испытание мы прошли удачно и нам светит хозтема! Сеанс проходил в июле, начале августа 1991 г. накануне августовского ГКЧП в Москве, в результате которого начался распад СССР. Где-то поздней осенью 1991 г. в первый отдел (режимный отдел) ОНУ им. И.Мечникова из Москвы пришел Договор и ТЗ на выполнение работ по наблюдениям ГСС с суммой финансирования 100 тыс .руб.

Для нашей обсерватории это были солидные деньги. Договор и ТЗ был подписан директором АО ОНУ В.Г. Каретниковым и мною, как ответственным исполнителем работ. В начале 1992 мы были в ожидании финансирования и готовились к наблюдениям. Но финансирование так и не пришло по политическим причинам.

Следующим перспективным в финансовом смысле прикладным направлением, на которое в одесской обсерватории первым обратил внимание Ю.С. Романов, была многоцветная фотометрия ГСС. Она позволяет анализировать динамику и поведение ГСС на орбите, идентифицировать неизвестный ГСС. От НПО Вымпел (Москва) Юрий Сергеевич имел маленькую хозтему по многоцветной фотометрии ГСС (вроде „Астра”). Результаты этой работы мне неизвестны, отчет по этой работе где-то затерялся. Многоцветная фотометрия - очень мощный метод контроля состояния ГСС. Но на то время этот метод не получил развития в одеской АО. Причина та же, развал СССР, „указивка” свыше не давать Украине никакой стратегической информации касающейся ИСЗ, прекратить финансирование НИР, НИОКР с научными учреждениями Украины.

Это перспективное направление в 2004 г. подхватил и начал развивать автор этих строк на 50 см телескопе системы Кассегрен. На 2017 г. Одесская фотометрическая база данных по активным, пассивным ГСС и крупногабаритному космическому мусору, имеет около 1000 кривых блеска, около 140 ГСС и пока является единственной в Европе. У истории нет сослагательного наклонения, поэтому, с высоты 2017 года, можно только догадываться какое дополнительное финансирование (естественно и научное развитие) имела бы одесская обсерватория по прикладным направлениям, если бы не развал СССР.

Ю.С. очень переживал, что изготовленный в нашей обсерватории 1-м телескоп, о котором мечтал В.П.Цесевич не был установлен на нашей наблюдательной базе в Маяках, а глупо и недальновидно передан в народную обсерваторию в Словакию.

Ввиду ежегодного снижения финансирования фундаментальных направлений в науке, в том числе и в астрономии, дальнейшее развитие нашей обсерватории может быть только за счет развития прикладных направлений. А для таких работ нужна современная светоприёмная аппаратура, инструменты, которых на данный момент в одесской обсерватории дефицит. После смерти Ю.Д. Руссо мы с Ю.С. нашли общий язык. Будучи по работе в главном корпусе ОНУ я иногда заходил в его кабинет проректора ОНУ и мы долго общались. Последний раз я зашел к нему в конце ноября, за месяц до смерти Ю.С. Он рассказывал много интересного, увлекательно о своих командировках в Государственный Оптический Институт (ГОИ, С.Петербург), на закрытые предприятия Москвы, в др. учреждения. Там он умудрялся получать дефицитные изделия, которые были нужны для работ в нашей обсерватории. Это были различные призмы, редкие светофильтры, радиодетали, и т.д. Иногда, оттуда он отправлял посылки в Одессу с нужными нам устройствами, механизмами.

Не равнодушный ко всему происходящему, он проявил колоссальную активность в борьбе против строительства атомной ТЭЦ в санитарно-защитной зоне водозаборной станции на реке Днестр. Но это целая история, которую опишут другие. Как человек, он был надежный, энергии у него было на двоих, Он был настоящий боец! Очень жаль, что его возможности, могучий потенциал, энергия до конца не были реализованы в интересах одесской астрономической обсерватории. Он был настоящим патриотом ОАО". Ответственное отношение Романова к работе не осталось без внимания Владимира Платоновича. Поэтому, со временем, он назначает его своим заместителем, как директор обсерватории.

За время пребывания Владимира Платоновича в научной командировке в США исполняющим обязанности директора с марта по сентябрь 1964 г. оставался Романов Юрий Сергеевич. Благодаря его усилиям и при поддержке прорабов университета Р.М. Бондаренко и Н.И. Авасапова на обсерватории был сделан колоссальный ремонт всего здания. Вся наружная электропроводка была скрыта внутрь. Романов сам бегал по обсерватории и показывал электрикам место каждой розетки и выключателя. Стены были обшиты линкрустом, который по сей день сохранился в некоторых помещениях. Наконец были убраны “печки-буржуйки" из всех жилых и рабочих комнат, проведено везде паровое отопление с собственной котельной. Позже обсерваторию подключили к городскому отоплению. Библиотека, ютившаяся в узком коридорчике, обрела новое просторное помещение. Большой директорский кабинет отдан отделу переменных звезд. Со временем его возглавит Юрий Сергеевич.

В это же время он учился на вечернем отделении института связи, на факультете радиосвязи и радиовещания, при согласовании и поддержке Владимира Платоновича, получая второе высшее образование. Это нужно было для того, чтобы внедрить на одесской обсерватории исследования звезд радиоастрономическими методами. Радиоастрономия в союзе только начинала развиваться. Юра проходил преддипломную практику в Пулковской обсерватории в отделе радиоастрономии. После получения диплома инженера радиовещания и связи, он некоторое время читал курс радиоастрономии одесским студентам, но эта работа не стала для него главной.

Знания, полученные в институте, пригодились, когда возникла необходимость создания приборов для автоматической обработки астрономических наблюдений, которые промышленность не выпускала.

Стали появляться в университете электронно-вычислительные машины. Он идет на курсы, осваивает работу на ЭВМ «Промiнь» и «Промiнь-4», « Наири» и « Наири-2», приобретение которых для обсерватории сам инициирует. Затем использует их для громоздких расчетов обработки астрономических наблюдений.


Те времена, когда компьютер в карман не помещался



Время не стоит на месте, он очень загружен работой как зам директора. Владимир Платонович фонтанирует идеями, особенно строительством телескопов. Юрий Сергеевич к великому огорчению Владимира Платоновича покидает должность замдиректора и поступает к нему в аспирантуру. Их всегда объединяла бесконечная преданность науке, астрофизике, которую каждый из них выбрал в ранней юности и до последнего часа жизни, случившемся для них практически в одном возрасте.


Совместная лекция в исполнении Цесевича и Романова



В 1967 году в Праге проходит очередной съезд МАС (международный астрономический союз). На нем Романов становится членом этого союза.




Обсуждая тему диссертационной работы, Владимир Платонович и Юрий Сергеевич задумывают очередной, грандиозный проект. Планируется исследование пульсирующей переменной звезды RZ Лиры, очень слабой по светимости, со сложной картиной переменности блеска и во многом непонятными особенностями. Фактически это продолжение его дипломной работы. Для нее нужно было получить одновременные наблюдения фотометрические, электрофотометрические, спектральные по всему периоду изменения блеска и эффекта Блажко. Ничего подобного в мировой науке никто не делал. Пульсирующие звезды – сплошная загадки, которые все-таки в основном удалось понять. Одним из результатов диссертационной работы Романова стало обнаружение быстрой переменности блеска с характерным временем порядка 20 минут у короткопериодических пульсирующих звезд. Такой период пульсации встречается довольно часто у пульсирующих звезд. Природа их до сих пор неизвестна, при том что основные свойства пульсирующих звезд были досконально изучены. В Одессе не было возможности получить наблюдательный материал для задуманных исследований.



В центре В.П. Цесевич и Л. Голдберг. Слева Л.Ф Бочковая, справа Фенина З.Н.

Знаменитый визит Лео Голдберга(директора Гарвардской обсерватории) в Одессу после первой высадки американских космонавтов на Луну, описан в книге посвященной В.П. Цесевичу, продолжился вечерним застольем на квартире у Юрия Романова в большой компании друзей и растянулся практически до утра.

В подарок Романову, Лео оставил 2 открытки с первым космонавтом на Луне. Тогда - это был настоящий эксклюзив. Ну а сегодня эти картинки доступны везде.





Через месяц Романову пришло письмо от Голдберга с приглашением в Гарвардский университет на годовую стажировку, которая по объективным причинам не состоялась.





Начинаются его бесконечные командировки в Крымскую астрофизическую обсерваторию.


Перед входом в КрАО



Ему удается получить обширный наблюдательный материал, но обработать его просто так вручную очень трудно и долго, и он начинает делать приборы для их автоматической обработки.

Им разработаны и созданы специальные установки для обработки спектрограмм: регистратор спектра «Рельеф» с автоматическим преобразованием почернения фотопластинки в интенсивность светового потока.

За создание этого прибора он был награжден бронзовой медалью ВДНХ.




Также был придуман и собран из чего придется измеритель координат спектральных линий на регистрограммах (это расширенная запись спектра на бумажной ленте) «Координатомер».Мастерили в основном из того, что дарили военные после списания своей устаревшей техники. (Как у Марины Цветаевой: "Когда б вы знали, из какого сора порой рождаются стихи") В противном случае, эту работу надо было бы делать вручную на миллиметровке.Измерялись глубина и полуширина линий поглощения,информация подавалась на перфоленту и затем уходила для вычислений всех параметров на ЭВМ.

Под его руководством задуман и с активным участием аспиранта С.Н. Удовиченко создан уникальный прибор для определения смещения линий спектра звезды относительно стандарта, и расширения линии под действием магнитного поля «Астроспидометр».( В последствие эта работа станет диссертационной для Удовиченко С.Н.) Прибор давал реальную возможность определять глубокие физические параметры звездных атмосфер, в том числе интенсивность магнитного поля.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ КОМПАРАТОРА С ОСЦИЛЛОСКОПИЧЕСКИМ НАВЕДЕНИЕМ НА ЛИНИЮ «ИМПУЛЬС»
С.Н.Удовиченко.
Исследование звездных спектров - важнейший метод получения разнообразной информации о небесных обьектах, начиная от их движения в пространстве до химического состава атмосфер. До недавнего времени для получения спектрограмм звезд применялись фотографические пластинки. Однако, для извлечения такой информации, как радиальные скорости звезд и магнитные поля на зеемановских спектрах необходимы приборы, позволяющие очень точно измерять положение спектральных линий звезды относительно спектра сравнения.

В 1975 году вступил в строй крупнейший в мире тогда зеркальный 6-м телескоп Специальной астрофизической обсерватории. С 1977 года время для наблюдений на этом телескопе начали получать и одесские астрономы. В первую очередь их прельщала возможность получения высокодисперсионных спектрограмм звезд на Основном Звездном Спектрографе БТА.

В 1978 году автор этих строк впервые приехал на БТА в составе группы наблюдателей отдела исследований переменных звезд. Удалось получить спектрограммы некоторых магнитных и переменных пульсирующих звезд с анализатором магнитного поля. Эти спектрограммы требуют очень тщательных измерений величины расщепления спектральных линий, которая пропорциональна величине магнитного поля. Корректно провести измерения можно лишь наблюдая визуально профили спектральных линий звезды. Принцип работы компоратора основан на совмещении зеркально-симметричного изображения линии на экране электронно-лучевой трубки. В Специальной и Шемахинской астрофизических обсерваториях для этой цели применяли механические развертки изображения в виде вращающихся призм, качающихся зеркал и т.д. Прогресс в области создания электронных быстродействующих телевизионных трубок - диссекторов позволял отказаться от механической развертки, которая имела ряд недостатков (нестабильность, вибрации прибора), и создавать измерительный прибор на базе диссектора.

Проведение этих работ и покупка необходимого оборудования были поддержаны заведующим отделом исследования переменных звезд Ю.С.Романовым. Из имеющихся на астрономической обсерватории регистрирующих приборов для этой цели наиболее подходил многократный регистратор спектра МРС-1, предназначенный для проведения физических экспериментов. В качестве измерительного компаратора был применен микрофотометр G-3 (производства ГДР), купленный в Институте Астрофизики РАН (бывший Астросовет СССР). Помнится, он вместе с самописцем был разобран на части для перевозки поездом и занимал 20 мест ручной клади! Основное достоинство этого микрофотометра состоит в том, что для перемещения измерительного стола имеется очень тщательно изготовленная цилиндрическая направляющая поверхность по типу компаратора Аббе, что позволяет осуществлять только поступательное движение стола и не создавать никаких перекосов. Точное измерение передвижения измерялось первоначально с помощью стеклянной линейки с делениями и кольцевого микрометра, а затем было заменено фотоэлектрическими муаровыми датчиками для автоматического снятия отсчета по команде оператора и ввода в ЭВМ. На шкалу муарового датчика нанесены измерительные штрихи с шагом в 0.001 мм, а с помощью специально изготовленного электронного устройства "интерполятора" этот интервал еще делится на 10 частей, что дает дискретность отсчета устройства 0.0001 мм, необходимого для точных измерений спектрограмм.

Регистратор спектра МРС-1 был основательно переделан для работы в новом режиме для получения зеркально-симметричного изображения. Заново был изготовлен генератор развертки диссектора для получения синусоидального напряжения большой амплитуды (до 300 вольт) и переделан генератор развертки электронно-лучевой трубки для получения пилообразного напряжения вдвое меньшей частоты, жестко синхронизированной с частотой развертки диссектора. Процесс получения изображения состоит в следующем: на фотокатоде диссектора спектральная линия сканируется дважды -- в прямом и обратном направлении, а на экране электроннолучевой трубки воспроизводится один раз. При этом возникают два изображения: прямое и зеркально-симметричное. С помощью микрометренного винта микрофотометра спектрограмму медленно перемещают в выбранном направлении. Когда линия попадает в центр сканируемого участка, два контура линии совмещаются, и снимается отсчет стола.

При наведении используется информация о профиле спектральной линии в целом. В качестве развертывающего устройства был применен диссектор щелевого типа ЛИ-602 с электростатической фокусировкой и отклонением, разработанный специально для спектральных исследований.

Он обладает высокой линейностью развертки изображения вдоль фотокатода и неплохой чувствительностью. Неравномерность чувствительности вдоль фотокатода не превышает 15 %. Конструктивно диссектор укреплен в металлическом поворотном стакане на задней стенке микрофотометра, из которого были демонтированы фотоэлемент с гальванометром, оптический клин и неподвижная щель. Перед фотокатодом диссектора установлены подвижные регулируемые щели, служащие для ограничения изображения спектра по высоте и позволяющие производить поочередное проектирование спектра сравнения и спектра звезды либо двух спектров звезды, в случае измерения зеемановских спектрограмм. Для управления и считывания отсчетов датчиков перемещения использовалась ЭВМ IBM PC. Компаратор получил название "Импульс". При 12-кратном увеличении оптики микрофотометра воспроизводимость наведения на линию компаратора составляла 0.4-0.5 мкм, а среднеквадратическая ошибка 0.2 мкм для симметричных и асимметричных линий в спектрах звезд. За 15 лет работы компаратора "Импульс" проведено множество работ по измерению спектрограмм с целью определения лучевых скоростей и магнитных полей звезд. Многие сотрудники обсерватории и автор этих строк использовали полученные измерения в различной мере для написания научных работ и диссертаций.

В результате этих работ было выявлено изменение магнитного поля с основным периодом пульсации и с эффектом Блажко у переменной звезды RR Лиры и 1Единорога. Во второй половине 80-х годов появились теоретические работы, подтверждающие возможность изменения, и сохранения магнитных полей у пульсирующих звезд.



Считалось до сих пор, что пульсация разрушает магнитное поле. На самом деле она его создает в потоке, в активной зоне, во время выхода больших масс плазмы с большой скоростью, также как вокруг проводника с током образуется магнитное поле. По такому же принципу возникают темные пятна на Солнце.

Интенсивность магнитного поля у пульсирующей звезды меняется в зависимости от скорости выброса плазмы. Кроме того существует общее магнитное поле ядра звезды. Если соединить одновременные наблюдения пульсирующей звезды: визуальные, фотометрические и спектрофотометрические, картина становится очевидной и никакой теории не требуется. Чтобы получить синхронные наблюдения одновременно задействовался весь отдел переменных звезд. Если экспедиция во главе с Романовым работала в САО на 6-ти метровом телескопе, в Одессе, в Маяках шли параллельные наблюдения визуальные и фотометрические.


Романов Ю.С., Фролов М.С.(ГАИШ), Удовиченко С.Н.(Одесса) в экспедиции в САО.



Работы по определению полярности и интенсивности магнитного поля были высоко оценены международной астрономической общественностью. В 1985 году Астрономический Совет АН СССР отметил как важнейший результат обнаружение Ю.С. Романовым изменения магнитного поля у пульсирующих звезд. Романов за эту работу был награжден дипломом и медалью Академии наук социалистических стран.





В целом с разработкой, подготовкой и изготовлением отдельных узлов на создание прибора ушло почти 10 лет. Линейная точность измерений на приборе достигла 0.0002 мм. В последующем на этом приборе работали сотрудники Одесской астрономической обсерватории, обсерваторий Советского Союза и Зарубежья.

Только в своем отечестве пророков не бывает, а желающих «унасекомить» особо ретивых всегда достаточно, поэтому тема магнитных полей не получила должного развития на одесской обсерватории. При новом руководстве обсерватории установку разобрали под видом ремонта помещения. На этом все заглохло. Это большое упущение недальновидной администрации так как роль магнитного поля во Вселенной практически не изучена, в то время как все планеты и звезды по сути магниты.

В 70-80 годы Романов инициировал работы по спектральной количественной классификации переменных звезд типа RR Лиры. Эта идея появилась у него после знакомства с работами американского астрофизика Сесилии Пейн Гапошкиной (1900-1979). Для этих исследований получено порядка 1000 спектров четырех пульсирующих звезд и семидесяти стационарных звезд сравнения. Материалы наблюдения получены в Крыму на пятидесятидюймовом телескопе летом 1972 года. Заведовал телескопом в то время сотрудник КрАО Э.А. Витриченко. Инструмент под его контролем работал идеально, и спектры на пластинках Коdак 103аО получились высокого качества, несмотря на низкую дисперсию 120 А/мм. Слабая светимость пульсирующих звезд не позволяла повысить дисперсию. Достигалось это еще и тем, что Юрий Сергеевич очень тщательно готовился к наблюдениям. Просчитывались фазы пульсирующих звезд с тем, чтобы оценить светимость объекта и правильно подобрать время экспозиции. Обязательно учитывались атмосферные условия, и разрабатывалась вся программа перехода от одного объекта к другому с тем, чтобы максимально использовать наблюдательное время и не тратить его на разворот телескопа. Во время длинных экспозиций пульсирующих звезд, у гида оставался «негр», а сам он шел в соседний павильон и дублировал наблюдение на электрофотометре.

Результаты обработки оказались скандальными, до сих пор не принятыми и не понятыми коллегами «переменщиками», так, как они подвергают сомнению их собственные базовые представления о физической структуре пульсирующих звезд. Надо отметить, что количественная спектральная классификация дает хорошую возможность проанализировать неоднородность физического состояния поглощающего слоя по все его глубине. Повторить или хотя бы сделать какой-то аналог этой работы, чтобы что-то доказать или опровергнуть, желающих не нашлось. Единственное что очевидно, это согласованность их с результатами, опубликованными в работах Пейн-Гапошкиной. Остается ждать, когда время всех рассудит.

Всю математическую обработку, запись в интенсивностях и отождествление линий поглощения в спектрах выполнены Фениной З.Н. в ее кандидатской диссертации.


Фенина Земфира Николаевна


Приложение к диссертации содержит 400 страниц каталога эквивалентных ширин линий поглощения в спектрах звезд сравнения и трех пульсирующих переменных звезд в фазах основного колебания для отдельных фаз эффекта Блажко. Сегодня он перенесен на электронный носитель А. Калинским (сотрудником музея им. Рериха в Одессе) и может быть востребован у дирекции Одесской обсерватории. Этот каталог вместе с "Атласом поисковых карт" В.П. Цесевича для переменных звезд будет передан в Научную библиотеку одесского университета.

На основании этой работы стало понятно, что двойной максимум блеска связан не с ударной волной, а с тем, что наступление максимума на уровнях формирования линий водорода и металлов происходит не одновременно и температурный максимум у металлов ниже т.к. он подавляется возникающим магнитным полем.



Количественная спектральная классификация RR Лиры для четырех фаз эффекта Блажко(Астрометрия и Астрофизика,1981, вып.43,с.43-52).


Отсутствует дефицит металлов в минимуме блеска в атмосферах пульсирующих звезд.Можно предположить, что на спаде активности магнитное поле "распадается" и температура на уровне формирования линий поглощения металлов повышается.Из-за этого в минимуме блеска существует вторичный максимум,и происходит уменьшение "индекса металличности". Линии поглощения водорода формируются в самых высоких слоях, согласно фотоэлектрическим наблюдениям, и они продолжают плавно остывать и в минимуме блеска практически не меняются.

Факт различия радиуса атмосферы звезды в максимуме и минимуме блеска можно объяснить тем, что в максимуме это радиус активной зоны, а в минимуме всего диска звезды. Версия радиальной пульсации была предложена Х.Шепли, на то время бывшего директором Гарвардской обсерватории. Кто бы посмел ему возразить, хотя это абсурд не меньший чем БВ.

С лучевыми скоростями надо разбираться очень конкретно. Определять их следует только по эмиссионным линиям,появляющимся на фоне спектра поглощения, что практически почти невозможно. Линии поглощения к скоростям никакого отношения не имеют. В астрономии часто то, что видишь не соответствует тому что об этом думаешь. Самый яркий пример Солнце. Абсолютно все и каждый день видят как оно вращается вокруг Земли. Что происходит на самом деле думает об этом каждый по степени своего развития. Дальше подобных историй можно продолжать длинный список.

При активной деятельности Владимира Платоновича на обсерватории сильно увеличилось количество сотрудников, и она неминуемо превращалась из коллектива единомышленников в «террариум заклятых друзей», как в театре. Только здесь все было на высоком научном уровне.
В 1974 году Юрий Сергеевич защитил кандидатскую диссертацию в сложных психологических условиях, и был назначен заведующим отделом исследования физических переменных звезд. Владимир Платонович отдал ему одну из своих руководящих должностей. На общественных началах Юрий Сергеевич ведет преподавательскую работу на кафедре астрономии: читает курсы лекции по переменным звездам и разработанный им курс по радиоастрономии, руководит аспирантами, студенческими курсовыми и дипломными работами. Ездит в экспедицию по наблюдению солнечного затмения.




Экспедиция для наблюдения затмения Солнца под Новороссийском,1968 г.



Принимает активное участие в техническом оснащении телескопов обсерватории и создании новых приборов по автоматизации обработки наблюдений. По его инициативе приобретаются телескоп АЗТ-3, Цейсовский спектрограф.

А в 1976 году по настоянию ректора университета А.В. Богатского, Романов был вновь назначен заместителем директора астрономической обсерватории по науке. В этом качестве он пробыл до 1980 года, а у Владимира Платоновича стало два заместителя.

В 1979 году, в августе состоялась 17 Генеральная Ассамблея МАС в Канаде. На ней присутствовала большая делегация из СССР, в числе которой был Романов Ю.С., как член МАС, комиссии по пульсирующим переменным звездам и лучевым скоростям.В общей дискуссии по"Звездной нестабильности" Романов выступил с докладом "Переменные звезды типа RR Лиры" в котором обобщены результаты по фотометрическим и спектральными исследованиям этих звезд,полученных на Одесской обсерватории в рамках международного сотрудничества.


Романов Ю.С. и Я.С. Яцкив на конференции в Канаде



Почти 15 лет он руководил 12 госбюджетными научно-исследовательскими темами и 40 хоздоговорными темами, направленными на исследование космического пространства в видимом и инфракрасном диапазоне спектра, геостационарными спутниками и другими проблемами. Систематически участвовал в работе НТ советов по проблемам космического пространства при ГОИ в Ленинграде и радиотехническом институте им. Плешакова в Москве. Всего вместе с отчетами им опубликовано 170 научных работ и монография «Физические аспекты пульсационной природы переменных звезд».

С уходом Владимира Платоновича атмосфера на обсерватории принимала все более одиозные формы. Коллеги, с которыми Романов проработал всю жизнь, и многим помогал, не только в работе, но и в быту, вдруг, открыто, стали требовать, чтоб он ушел из обсерватории, так как всем мешает. Многим хотелось «порулить» обсерваторией. Он не стал спорить потому что умел держать удар и без скандалов, ушел в Верховный Совет Украины первого созыва. Случилось это так.

С 1980 года он вошел в состав союза научных и инженерных объединений в Одесской области (НИР), где впоследствии стал почетным членом. Это общество в Одессе существует более 150 лет с 1864 г. В его работе активное участие принимали прославленные ученые и специалисты. Большой вклад в развитие таких обществ внесли Г.М. Кржижановский, И.М. Губкин, Д.И. Менделеев, А.Н.Бах, С.И. Вавилов и др. Из книги, посвященной 150 НИР «Продолжая традиции»: «На Украине и далеко за ее пределами известны имена крупных ученых, энтузиастов общественного сектора науки: В.И. Трефилова, А.П.Шпака, В.С. Кривулько, а на Одесщине – С.А. Андронати, В.П. Малахова, И.В. Липтуги, Б.В. Буркинского, Ю.С.. Романова, О.Г. Бурдо, А.М.Хуторного, И.И. Грузного, А.А. Клименко, В.И. Ланчуковского и многих других.


Одесское научное общество в неформальной обстановке по случаю юбилея.



Поздравляя Одесситов со 150 – летним юбилеем со дня основания инженерных, научно-технических обществ, Международный Союз научных и инженерных общественных объединений желает всем крепкого здоровья, неиссякаемой энергии, дальнейших творческих успехов.
По поручению Международного Союза научных, и
инженерных общественных объединений
Первый вице-президент
В.М. Ситцев

С 1990 по 1992 год Романов был председателем комиссии по вопросам экологии Одесского областного совета. В 1990 году, его выдвинули от НИР в кандидаты депутатов ВР, и он был избран народным депутатом Украины первого созыва.


С первым президентом Украины




Конференция по экологии мирового пространства, Таиланд, 1992 г




Леонид Данилович не скрывал своего позитивного отношения к Юрию Романову



Большую роль в этом сыграло его противостояние попытке построить АЭС под Одессой в 10 километрах от астрономической наблюдательной базы в с. Маяки и вблизи Беляевской водоочистительной станции, которая снабжает водой весь юг одесской области. Потом было участие в рассмотрении технических проектов мощнейшего химического комбинат в районе пгт. Березовка, строительства нефтяного терминала в Одесском заливе. Помогла перестройка, закончились деньги на все эти новации.

При его участии решался вопрос создания Нижне-Днестровского национального парка.

В Верховном Совете Украины он был председателем подкомиссии по правовым вопросам по экологии ВР Украины.

В этом статусе он в 1990 году был отправлен в Швейцарию на «Вторую всемирную конференцию по климату».

В командировке в Швейцарии Романов воспользовался возможностью посетить Цюрихскую обсерваторию, которая является основным учреждением по статистическому анализу солнечных пятен. Был немало удивлен тем, что ему там, в библиотеке выложили все его публикации. Он увлекся после этого изучением статистики солнечных пятен и связи их активности с процессами на Земле, в частности, с землетрясениями. В 1994 году на очередном съезд МАС, в США, он представлял доклад на эту тему.



С 1992 года Юрий Сергеевич стал заместителем председателя комиссии по экологии ВР Украины. Он был одним из разработчиков Закона Украины по охране окружающей среды и ряда других Законов по экологическим вопросам.

С 1994 года, после досрочного окончания действия первого созыва ВР, Романов становится проректором по научной работе Одесского национального университета им. И.И. Мечникова, по предложению И.П. Зелинского, в то время ректора Одесского университета, продолжая свою деятельность в НИР. Это было тесное сотрудничество в руководстве наукой в университете и их собственных научных работ в области землетрясений и связи их с солнечной активностью и просто человеческая дружба и взаимное уважение.

С 1995 по 2008 г. он был председателем общественного совета при госуправлении охраны окружающей среды в Одесской области. При его непосредственном участии рассматривались проблемы восстановления нормальной биологической жизни озера Сасык, защиты побережья Черного моря, Дунайского биосферного заповедника, лиманов и придунайских озер в одесской области, а также концепция развития одесского морского торгового порта. Вот эта деятельность оказалась опасной для здоровья и жизни. Беспредел в стране набирал обороты, незаконные строительства становились нормой, но «застенчивые воришки» непременно хотели получить согласие экологов. Чаще всего это были преступные действия, и он сопротивлялся, как мог.

Ему били машину, резали тормозной шланг, устраивали подставы с участием ГАИ, просто «шутили» на дорогах за городом. Наконец, его заменили на более сговорчивого председателя, и можно было обрести душевное равновесие. В последние годы значительная часть его публикаций выполнена в области охраны окружающей природной среды и взаимодействия процессов на Земле с астрономическими явлениями. В частности, рассматривались вопросы изменения климата, прозрачности атмосферы, характера землетрясений (с И.П. Зелинским), загрязнения космического пространства, опасность использования генетически модифицированных продуктов. Он выполнил расчет влияния градирен и бассейнов охлаждения при АЭС на климатическое состояние окрестной территории.

Вот небольшой список его многочисленных выступлений на конференциях Союза НИО, на телевидении и в печати.




«Экологические проблемы Днестровского бассейна.»
«Экологические проблемы окружающей среды в Одесском регионе»
«Проблемы сбора, переработки и утилизации отходов»
«Проблемы городской экологии»
«Экологические проблемы Черного моря»
«Рекреация городов: проблемы и перспективы»

Текст данной статьи составлен по личным архивным материалам Романова Ю.С.

В архиве Юрия Сергеевича найдены поздравительные стихи его коллеги по парламенту с намеком на его бурную деятельность и "императорскую" фамилию.

14 мая 1991 г.
Вот плюрализм ковбойских прерий -
Джентельменов сессионных прений!
Не лучше бы пасти баранов
На одичавшем поле бранном?

А нам не достает карманов
На все что выдает Романов.
И радостно меняю поле
На юбилейное застолье.

Нет, я совсем не монархист
И пред республикою чист.
И все ж кричу под звон стаканов
Пусть вечно здравствует Р О М А Н О В!!!!

В Терехов

Фенина Земфира Николаевна
кандидат физ-мат наук, астрофизик
FeninaZ@ukr.net
Facebook


На главную

Вернуться к списку статей

Написать отзыв