На главную Статьи Книги Гостевая Для авторов

 

Цефеиды и миф о расширении Вселенной

В начале прошлого века на волне бурного развития физической науки о строении атома и хорошо развитом математическом аппарате дифференциального исчисления появилась „Теория относительности” А.Эйнштейна (1905 г.). Математика имела к тому времени мощнейший авторитет в науке, и априори считалось, что она может все. Достаточно получить нужную систему уравнений, задать граничные условия, и общая картина мира будет получена. Дело за „малым”. Надо найти ее доказательство в природе. Без этого самые стройные и достоверные теории ничего не стоят. Стремление распространить выводы „Теории относительности” на всю Вселенную привели к весьма желанному для некоторых кругов общества (в основном религиозному) выводу о начале Вселенной посредством Большого Взрыва. Сама идея зародилась намного раньше. Определенную роль в обосновании этой гипотезы сыграл талантливый советский математик А.А.Фридман. Будучи очень набожным человеком, он не оставлял надежду получить научное доказательство божественного происхождения Вселенной. Очень вовремя подоспели наблюдения американского астронома Э. П. Хаббла (1889-1953 гг.). Вот что пишет об этом физик, академик С. Капица (автор телевизионной программы „Очевидное невероятное”). Воспользуемся опытом Сергея Петровича как популяризатора знаний в различных областях науки и приведем цитату из его книги "Жизнь науки".

„Эдвин Пауль Хаббл родился в г. Маршфилд, штат Миссури, США. Он окончил сначала Чикагский, а затем Оксфордский университет, где изучал право. Однако Хаббл с юности увлекался астрономией и, оставив юриспруденцию, поступил наблюдателем в Иеркскую обсерваторию. После недолгого участия в военных действиях во время первой мировой войны Хаббл вернулся в Америку, и стал сотрудником знаменитой обсерватории Маунт Вилсон. В штате Вашингтон прошла затем вся жизнь Хаббла.

Хаббл впервые показал, что далекие туманности – это скопления звезд (галактики). Используя связь между светимостью и периодом переменных звезд (цефеид), он определил расстояния до внегалактических объектов. Лучевую скорость их движения можно было определить по смещению линий спектра туманностей, и на основании своих наблюдений в 1929 году Хаббл пришел к выводу, что внегалактические туманности удаляются от наблюдателя со скоростью, (увеличивающейся) пропорционально расстоянию до них. Следовательно, можно было думать, что некогда вся материя Вселенной была сосредоточена в существенно меньшем объеме, чем сейчас.

Тем ни менее, красное смещение и его интерпретация как эффекта Доплера (т.е. высокой скорости) при разбегании галактик нашла свое объяснение в модели расширяющейся Вселенной, предложенной в 1922 г. советским физиком и математиком А.А. Фридманом, который впервые дал нестационарное решения уравнений общей теории относительности Эйнштейна.” Жизнь науки” С. Капица, 1973 г. с.439.

К чести Хаббла следует отметить, что он сам не был так уверен в этих выводах. Привожу цитату из книги Хаббла „Наблюдательный подход к космологии” 1936 г. „Однако в эти свойства входит явление красного смещения, значение которого все еще не вполне ясно. Возможны различные объяснения этого явления, и, хотя они вносят лишь небольшую разницу в представление картины наблюдаемых областей, она приводит к совершенно различным концепциям относительно самой Вселенной”.Сам Э.Хаббл установил, что красное смещение спектральных линий галактик пропорционально расстоянию до них. Сторонники теории относительности сразу же объявили этот факт блестящим подтверждением вывода ОТО о расширении Вселенной. Мнение самого Хаббла было проигнорировано. Между тем Хаббл на основании множества наблюдений убедительно показал, что красное смещение не может иметь доплеровскую природу, Вселенная не расширяется, и никакого Большого взрыва не было. Хаббл высказался на эту тему в 1927 году на заседании Американского астрономического общества. Он предложил искать красному смещению другую причину, назвав ее условно "старением фотонов". После этого выступления Хаббла вычеркнули из списка кандидатов на Нобелевскую премию, Позже фактически не пустили на новый 5-метровый телескоп,который строился в большой степени под его наблюдательные программы. Этого сердце военного летчика не выдержало, он умер от инфаркта. Теперь с его именем можно делать что угодно, прикрываясь его именем говорить о разбегании галактик. Э.Хабблу принадлежит идея и доказательство "островного" устройства Вселенной.Острова -это галактики, а между ними межзвездная среда и газопылевые облака.

Интересно, что термин "Большой взрыв" предложил также противник теории расширяющейся Вселенной английский астрофизик Ф.Хойл, причем своим термином он хотел подчеркнуть вздорность этой теории.А Сесилия Пейн-Гапошкина, сотрудник Гарвардской обсерватории, крупнейший астрофизик современности, назвала ее наивной.Но в Гарварде не долго был еще один сотрудник, некто Леметр. Никаких наблюдательных подвигов за ним не числится.Но он перешел на обсерваторию Ватикана, приблизился к Богу и начал вещать от его имени. Это и решило судьбу открытия Э.Хаббла и остановило развитие астрофизики в разумном направлении.

Использование цефеид как нуль пункта для определения лучевой скорости галактик в данном случае является роковой ошибкой.Модель цефеиды Эддингтона как пульсирующего шара не подтверждается спектральными наблюдениями. Спектры говорят о том, что в атмосферах цефеид в максимуме блеска происходит выброс звездного вещества из недр звезды с большой скоростью.Эти потоки могут возвращаться назад под действием "гравитации", но более вероятно под действием магнитного поля звезды, поэтому, смещение линий поглощения на спектре может быть как в красную, так и в голубую сторону, в зависимости от направления движения материи в атмосфере, от ядра или к ядру. Поглощением межзвездной среды по сравнению с поглощением в атмосфере цефеиды можно пренебречь, если речь идет о близких звездах. В принципе межзвездное поглощение само по себе достаточно мощное иначе ночное небо блестело бы как медный таз. В случае экспонирования галактики, она сама является источником излучения, а поглощение ее излучения происходит в межзвездной среде, так как в данной ситуации оно преобладает над всем остальным. И поэтому в спектрах галактик всегда наблюдается только красное смещение, характеризующее толщину поглощающего слоя, т.е. чем дальше галактика,тем сильнее поглощение и соответственно смещение больше. Таким образом, произошла подмена понятий. Эффект один, а причина его проявления разная. При чем смещение линий поглощения в спектрах галактик несравнимо больше, чем в атмосферах цефеид.

Примечательно то, что спектры поглощения всех галактик одинаковы, порядка спектрального класса G0.При этом сами галактики все разные по цвету, как показывают их снимки, полученные на телескопе "Хаббл".Приходится предположить,что поглощение происходит в межгалактической среде, с эффективной температурой порядка 6000 К. (Если возможны другие версии, хотелось бы их услышать) Это обстоятельство, по-видимому, свидетельствует об однородности межгалактической среды. Можно предположить, что именно в этом проявляется однородность Вселенной, а не потому что где-то в больших объемах в среднем всё одинаково. В принципе, в обозримом космосе невозможно найти даже двух одинаковых звезд.

Также следует вывод о том, что температура возбуждения атомов в поглощающей межзвездной среде, порядка 6000 К, а не 2,7 К как это принято считать на основании радио-наблюдений. Вообще, если принять всерьез, эти 2.7 К, тогда надо признать, что Вселенная находится практически в состоянии полного коллапса. Поэтому приходится искать темную энергию, которая где-то есть, только найти не можем.Что касается темной материи,которую посчитали нобелевские лауреаты, то это потенциал энергетического поля в котором существует Вселенная. Энергетическое поле не создается материальными телами. Оно проявляется посредством их взаимодействия и сохраняет устойчивое динамическое равновесие Вселенной.

Совершенно логично, что на первом этапе обнаружения красного смещения в спектрах галактик было сделано предположение о том, что оно связано с величиной толщины поглощающей материи. Чем больше поглощающий слой, тем сильнее линии поглощения смещаются в сторону больших длин волн, то есть в красную сторону спектра так как происходит торможение светового потока и его длины волн становятся больше. Так как астрофизика в данном случае имеет дело со спектрами поглощения, т.е. с той материей, через которую идет световой поток, то к самому источнику излучения, т.е. непосредственно к галактике, все определяемые параметры не имеют никакого отношения.

Если этот вывод кажется непонятным, можно привести вполне земной пример. Наблюдатель, выходит на улицу, а там-густой туман. Глядя на пробивающийся свет фонаря, он делает вывод, о том, что туман густой, а не фонарь плохо светит. То есть характеризует поглощающую и рассеивающую среду, а о фонаре вообще ничего неизвестно, какого он размера или цвета.

Таким образом, говорить о каком – либо разбегании галактик, да еще и от наблюдателя (он точно не центр Вселенной) по меньшей мере, некорректно. Более того, как может объект увеличивать скорость при удалении от эпицентра взрыва? (разве что по воле Божьей). Здесь нужно отменять вообще все законы физики.

Правда, сторонники расширения Вселенной все равно находят какие-то экстравагантные объяснения, хотя в принципе все просто как валенок, надо только интерпретацию наблюдательных фактов поставить "с головы на ноги". Тогда не придется менять постоянную Хаббла по мере перехода к более далеким галактикам.

Таким образом, совершенно очевидно, что в астрофизике нет доказательств какого-либо разбегания галактик. Все небесные тела движутся по своим орбитам. В космосе нет хаоса, там большой порядок, что и дает возможность просчитать, предвидеть, и объяснить практически все, что наблюдается на небесной сфере.

Все прекрасно все понимали изначально. Но история с Большим Взрывом начала развиваться совершенно по нелепому сценарию благодаря вмешательству католической церкви. Большой реверанс в их сторону умудрился сделать А. Эйнштейн. Афоризм от Эйнштейна -"Наука без религии хрома, религия без науки слепа" и показал всем язык. К чему бы, разгадываем сто лет, как улыбку "Моны Лизы". Подробно это излагается во многих популярных книгах по астрономии. Вкратце можно сказать, что идея Большого Взрыва очень понравилась в свое время Папе римскому – Пию VII (современнику Наполеона). Поскольку умнее Папы римского никого на свете нет, спорить никто, и не стал. Нашлись юмористы, которые даже посчитали, когда это произошло – 14 миллиардов лет тому назад (благо, что математика это позволяла). Посчитали, какой должна быть температура межзвездной среды в настоящее время -7 градусов по шкале Кельвина. На практике, правда, оказалось только 3 и то в радиодиапазоне, но что за мелочи в масштабах Вселенной. Авторы этих расчетов Г. Гамов и А. Эйнштейн относились к ним с хорошей долей юмора (Дневники Г. Гамова), комментируя это примерно так - «что не сделаешь ради Вселенной?». К счастью католики сами столкнулись с абсурдностью существующей теории Большого Взрыва. Может быть, они, наконец, откажутся от него, заодно и примирятся со вторым законом термодинамики, который пытаются сейчас отменить в судебном порядке, доходя до полного абсурда. На сегодняшний день ситуация вообще патовая. Идет страшная спекуляция именем Хаббла. Он национальный герой США, ему приписывают и Большой Взрыв, и черные дыры, короче все, что насочинял Эйнштейн, как следствие теории относительности. Возможно, в самой теории и есть рациональное зерно, но в астрономии доказательств реального существования пока нет. Ведь ни одной черной дыры до сих пор не нашли, только подозреваемые в этом. Что теперь делать, как быть с корифеями? Авторитарность в науке вещь суровая.

Что касается недавно обнаруженного ускорения при разбегании галактик. Это еще один математический пассаж. Дело в том, что прямолинейность зависимости Хаббла изначально недостоверный факт. В природе нет прямолинейных зависимостей. Они все экспоненциальные, чтобы это ни было - насыщенный раствор или закон распада ядра, или любые термодинамические процессы. Даже рост количества мушек у биологов не подчиняется прямолинейным законам. Отдельные участки экспоненциальных кривых можно аппроксимировать прямыми. Что и получилось у Хаббла, а дальше пришлось выдумывать всякие экзотические объяснения и изменять величину констант. Когда за основу взяли цефеиды в галактиках, то здесь появился истинный параметр расстояния, прямая, теоретически содержащая параметр скорости, превратилась в кривую. Математики очень быстро нашли объяснение - это ускорение. Фактически это все результат неправильной интерпретации наблюдаемых фактов. К сожалению, этим очень грешит современная астрофизика, отсюда и поток новых открытий.

В заключении хочу напомнить всем, кто пытается найти в Библии ответы на загадки природы, что еще в 17 веке патриарх физики, королевский астроном И. Ньютон, тоже верующий человек предупреждал, что религию и науку никогда не нужно связывать. Ученые ХVII - XIX веков в большинстве своем были глубоко религиозными людьми. Они испытывали трепет перед божьим промыслом и осознавали себя избранниками, которых Бог направляет на познание созданной им Природы. К началу ХХ века такое отношение к науке было уже в значительной степени потеряно. Это и позволило многим талантливым ученым пойти в своих исследованиях не только против здравого смысла, но и против совести, пренебречь знанием, добытым нелегким трудом предыдущих поколений. Можно только в страшном сне представить, что останется от религии, если ей займется наука, к примеру, определит массу души и скорость ее свободного полета от тела.

Фенина Земфира Николаевна
кандидат физ-мат наук, астрофизик
FeninaZ@ukr.net


На главную

Вернуться к списку статей

Написать отзыв